Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS

Livelegend

Champions League Europa League La Liga BBVA Premier League Bundesliga Serie A TIM Ligue 1 Украинская Премьер Лига Российская Премьер Лига NBA Brasileirão Série A 2013 FIFA Confederations Cup UEFA Euro 2012 2014 FIFA World Cup Football TV Show
Барселона Бавария Манчестер Юнайтед Реал Мадрид Челси Арсенал Порту Интер Валенсия Атлетико Мадрид Шахтёр Лион Милан Бенфика Шальке Марсель ЦСКА Ливерпуль Манчестер Сити Динамо Киев Зенит ПСЖ Ювентус Аякс Тоттенхэм Хотспур Металлист Брага Вердер Олимпиакос Бордо Штутгарт Гамбург Севилья Байер Рома Базель Рубин Атлетик Бильбао Боруссия Дортмунд Галатасарай Наполи Лилль Андерлехт Фулхэм Удинезе Фиорентина Вольфсбург Спартак Ганновер БАТЭ Селтик Малага
Главная » Статьи » Мои статьи

Тайсон и Король

Внешность другого человека не обманывала никого, зато сам он обманывал всех. Это был,  конечно, Дон Кинг, о котором сейчас самое время рассказать чуть подробнее.

Будущий приватизатор мирового бокса родился в Кливленде, штат Огайо, в 1932 году. В 50-е занялся полулегальным игорным бизнесом. Впрочем, чем он занимался тогда, точно, наверно, не знает уже и сам Дон. Вся его деятельность того времени обросла таким количеством легенд, в том числе и с подачи самого Кинга, что стало невозможно отличить правду от вымысла. Говорили о каких-то подпольных, то есть не обкладывавшихся налогом, лотереях и о чем-то еще в этом роде. Есть и неподтвержденный слух, согласно которому в конце 50-х годов Дон принял участие в одной перестрелке и якобы убил своего противника. Последние лет 30 Кинг предпочитает неубедительно опровергать эту историю, то есть опровергать так, чтобы у всех остались сомнения. В делах репутация убийцы ему никогда не мешала.

Однако на его счету есть и подлинное убийство, которое он совершил в 1966 году. Тогда некто Сэм Гэрретт, на свою беду, задолжал ему деньги. Когда все сроки истекли, высокий и сильный Кинг набросился на хилого Гэрретга, который, судя по всему, был наркоманом, и принялся избивать его. Он бил своего беззащитного противника как маньяк. Когда приехала полиция, Дон уже добивал Сэма. Согласно легенде, последними словами Гэрретга были: «Я отдам тебе все, что должен, Дон». Впрочем, скорее всего, это уже фольклор, что-то вроде наших блатных песен. Так или иначе, но Гэрретт ничего ему не отдал и умер на месте, а Дону пришлось отправиться в тюрьму. Срок он получил на удивление маленький, и опять потом много говорили о подкупе судьи, но ничего доказать так и не смогли. Уже в 1971 году Дон оказался на свободе. А через два года стал миллионером. Возможно, правда, что он уже был им и до посадки в тюрьму, просто теперь он сменил основной вид деятельности и оказался на виду у публики.

Промоутерским бизнесом Кинг занимался понемногу и раньше. В этом не было ничего удивительного. Профессиональный бокс в то время стоял очень близко к игорному бизнесу и в значительной мере контролировался организованной преступностью. Еще не канули в Лету те времена, когда организацией боев занимались знаменитые мафиози Фрэнки Карбо и Блинки Палермо. Американцы любят говорить, что с мафией был связан один из чемпионов 30-х годов итальянец Примо Карнера, но не любят вспоминать о контактах с той же организацией очень популярного Рокки Марчиано, чемпиона мира в тяжелом весе 1952-1956 годов, а это уже совсем близко ко времени Кинга.

Договорных боев тогда было больше, чем сейчас договорных матчей по футболу. Мафиози и просто информированные личности делали на открытом и подпольном тотализаторе колоссальные деньги, ставя против заведомого фаворита, который, как они твердо знали, должен был сегодня проиграть. Мог ли Дон остаться в стороне от такого замечательного дела? Впрочем, большие деньги можно было заработать и совершенно легально, просто организуя матчи, вызывавшие большой интерес публики. Можно было сочетать одно с другим, что Дон и делал.

Вложив большие деньги, Кинг быстро сосредоточил в своих руках немалую силу. Дону помогли несколько его незаменимых качеств. Во-первых, профессиональное обаяние. Он как никто умел втереться в доверие к боксеру, особенно негру, широко используя при этом расовый фактор. Во-вторых, он обещал боксеру больше, чем любой другой промоутер, и делал это так, что ему было трудно не верить. В-третьих, никакое обещание никоим образом его не сковывало. Если бы он мог безнаказанно убивать своих конкурентов, он бы с легкостью это делал.

Дон принадлежит к числу людей, которых даже нельзя назвать аморальными, так как они существуют вне всякой морали, то есть действуют не вопреки морали, а независимо от нее. Так, в январе 1973 года он приехал в Кингстон на Ямайку вместе со своим подопечным, чемпионом мира в тяжелом весе Джо Фрезером. Тот проиграл Джорджу Формену, и уезжал Кинг уже с победителем. Когда Формен проиграл Мохаммеду Али, Кинг сумел втереться в доверие и к нему. То, что промоутер проигравшего чемпиона получает права на устройство матчей чемпиона нового - обычная практика, но есть определенный кодекс, который нарушать не принято, есть, наконец, правила приличия, согласно которым нельзя так открыто бросать проигравшего боксера. Для Кинга всех этих правил и норм нет.

Дон грабил всех боксеров, с которыми работал, но почему же тогда они шли к нему? Все очень просто. Как сказал один из его подопечных, Лэрри Холмс: «Я работаю с ним, потому что он больше платит». В этом нет ничего невозможного. Никто не умеет так раскрутить боксера, как Кинг. Потом, когда боксер поднимется достаточно высоко, Дон сам с собой передоговаривается и платит ему гораздо меньше, чем тот ожидал. В контракте всегда находится обтекаемая формулировочка, допускающая двойное или тройное толкование, в результате чего гонорары боксера сильно урезаются, однако и в этом случае боксер до недавнего прошлого часто получал у Кинга больше, чем у любого другого промоутера. Так что недостатка в кадрах Дон никогда не испытывал.

В 80-е годы Кинг набрал колоссальную силу. Тяжелый вес стал его вотчиной. Под его знаменами тогда выступал в числе многих прочих и единственный пользовавшийся в то время авторитетом чемпион мира в тяжелом весе Лэрри Холмс.

Стоило Тайсону только появиться на горизонте, как Кинг его заприметил и стал виться вокруг него, словно муха. Его видели на всех матчах Тайсона. Более того, большую часть из них он сам и организовал или, по крайней мере, имел отношение к их организации.

Когда 22 ноября 1986 года Майк победил Бербика и стал чемпионом мира, Дон Кинг на виду у всех поднял его на руки. Тайсон, похоже, не был этому особенно рад, но первый шаг к овладению его кошельком Кинг сделал.

После смерти Д'Амато в 1985 году мало кто сомневался, что рано или поздно Дон доберется до Тайсона, несмотря на все защитные кордоны вокруг него, которые Кас оставил после себя. Костяк первой команды Тайсона, оставшейся в наследство от Д'Амато, составляли трое: менеджеры Билл Кейтон и Джим Джекобе и тренер Кевин Руни. Сначала они неплохо держали оборону, но в 1988 году умер Джекобе, который был для Тайсона не только менеджером, но и чем-то вроде мамки, в чем Железный Майк, как ни странно, очень нуждался, так как, несмотря на всю свою физическую мощь, по психологическому складу он, скорее, не ведущий, а ведомый. Авторитет Руни не выходил за пределы тренировочного зала, а в одиночку сухой Кейтон, мало подходивший для роли не то что мамки, но даже папки, не смог сдержать атак Дона Кинга, который, почувствовав слабину в рядах противника, резко усилил напор.

Дон Кинг решил использовать старый, простой и безотказный прием, который в политкорректной Америке получал все большее распространение. Долгое время считалось, что расизм бывает только белым. Однако, по мере того как он отступал, все более и более прочные позиции стал занимать расизм черный. Эту-то карту и задумал разыграть Дон Кинг. Лейтмотив его речей был прост и понятен. Зачем тебе эти белые? От них нам никогда не будет никакого добра. Надо держаться своих. Черный черному глаз не выклюет.

Просто до безобразия. Может быть, потому и работает. Сработало и с Тайсоном. Парадокс ситуации заключался в том, что Железному Майку белые ничего плохого не сделали. Как раз наоборот - почти все хорошее, что он видел в этой жизни, исходило от белых: Каса Д'Амато, Камиль Юалд, Джекобса, Руни и многих других. До поры до времени понимал это и сам Майк. Камиль он писал трогательные поздравительные открытки, которые подписывал  «твой черный сын Майк». Да и вообще, расовый вопрос его не беспокоил. Уж на что в доме Д'Амато точно не обращали никакого внимания, так это на цвет кожи.

Не совсем понятно, каким же чудом Дон Кинг сумел своими примитивными речами разбудить черно-расистские настроения у человека, который никогда не страдал от расизма белого?

Но Дон Кинг если и примитивен, то примитивен до гениальности. Сам выходец из трущоб, он прекрасно понимает, что для человека, выросшего в Браунзвилле, мир лоснящихся людей и сверкающих небоскребов, расположенных в считанных километрах от его дома, есть мир белых. И этот мир он ненавидит по определению, потому что с раннего детства знает, что вход туда ему заказан. А уж если он каким-то чудом в него пробился, то начинает ненавидеть его еще больше, так как не может отделаться от ощущения, что попал сюда контрабандой, что здесь его считают чужаком и спят и видят, как бы отправить обратно. Если рядом нашелся человек, который сумеет эти настроения подогреть и, так сказать, систематизировать, то дело в шляпе - черный расист готов.

И все-таки Майк никак не мог решиться на последний шаг. Летом 1988 года он подписал несколько документов о сотрудничестве с Доном, но пока не подписал с ним промоутерское соглашение. Нужен был какой-то толчок. И он случился, только это был мощнейший пинок под зад, от которого и сам Майк, и вся его жизнь много лет летели кувырком.

В конце лета 1988 года Робин Гивенс фактически бросила Тайсона и устроила из этого представление на всю Америку, рассказывая всюду, с каким чудовищем ей довелось жить, и тонко намекая на то, как много нужно заплатить за каждый день этой тяжелой жизни. Несколько раз ее прямо уличали во лжи, но в стране победившего феминизма это не играет особой роли.

Тайсон был женат не на одной стерве, а на двух, точнее, трех сразу: Робин Гивенс и ее матери Рут. Последняя была такой стервой, что ее можно считать за двух. Мама с дочкой получили всю казну Тайсона в свое распоряжение и распорядились ею как казнокрады. Что не удалось украсть, они потом попытались получить по суду. Чтобы не выглядеть в глазах общественности совсем уж одиозными грабительницами, обе без устали поливали Тайсона грязью. Память обеих дам обнаружила одно странное свойство: с течением времени они не забывали подробности, как происходит со всеми нормальными людьми, а вспоминали все новые и новые. «Они хотят унизить меня как мужчину, - сказал тогда Тайсон, - они хотят сделать так, чтобы ни одна женщина никогда больше не захотела со мной жить». В то время Майк гораздо больше говорил, что его унизили, а не что его ограбили. Видимо, урон, нанесенный самолюбию, был сильнее урона, нанесенного кошельку.

Все это время Дон Кинг сидел как сыч, ждал своего часа и, наверно, потешался, глядя, как Робин Гивенс с мамашей, сами того не ведая, работали на него. Кейтон и Руни, искренне расположенные к Тайсону, не поладили с ними. Дон Кинг тоже мечтал от них избавиться.

В результате в самом конце июня или начале июля 1988 года, после боя со Спинксом, Тайсон уволил обоих. Кто здесь больше постарался, Робин с мамой или Дон Кинг, сказать трудно. Цели своей они добились - Тайсон остался без последних преданных ему друзей. Попутно Майк сделал еще одну несусветную глупость - нанял в качестве советчика миллиардера Дональда Трампа, видимо понадеявшись на то, что такому богатому человеку грабить его незачем. Через несколько месяцев Трамп за свои липовые услуги содрал с Майка два миллиона долларов.

Разумеется, Кейтона, в отличие от Руни, нельзя было просто так уволить. Тайсон подал на него иск в суд с требованием разорвать контракт. Кейтон (ранее вместе с Джекобсом) получал от Майка треть со всех его гонораров, что, конечно, было очень много, но не выходило за рамки общепринятой практики. Билл попытался сохранить отношения с Майком, согласившись снизить свою ставку до 20 процентов. Тайсон согласился, но фактически это ничего не изменило: после боя со Спинксом он больше не работал с Кейтоном ни одного дня.

Еще до разрыва с Кейтоном и Руни отношения Тайсона с его ведьмами стали давать трещину. 17 июня, то есть всего за 10 дней до боя со Спинксом, когда Майк как раз заканчивал подготовку к нему, Робин, всесторонне поддержанная своей мамой, впервые публично обвинила Тайсона в избиениях. Поначалу Майку казалось, что все еще можно исправить, но Дон Кинг не мог не понимать, что брак Тайсона обречен изначально, так как сразу же распознал в дамах собратьев по ремеслу, правда довольно мелких. Его не очень волновало, сколько они украдут у Майка, так как то, что крали они, он сам украсть не мог.

Увидев, что семейная жизнь Тайсона разваливается, Дон Кинг понял: настал самый лучший момент, чтобы подчинить его себе. Прикинувшись мягким и пушистым, он под знаменем любви и дружбы бросился на Майка в атаку, пока тот был еще тепленький, и шаг за шагом стал добиваться своего, пока наконец в октябре 1988 года, через четыре месяца после боя с Майклом Спинксом, Тайсон не подписал с ним промоутерский контракт. Мышеловка захлопнулась.

Если бы Кинг только грабил Тайсона - это было бы еще полбеды. Но он разрушал его как личность, причем делал это абсолютно сознательно и корыстно. Тайсон-человек был для него лишь упаковкой для Тайсона-боксера, своего рода фантиком от конфеты. Кого волнует судьба фантика, особенно когда сама конфета уже съедена?

В принципе именно так относятся к боксерам практически все промоутеры, но Дон и здесь вышел на иной качественный уровень, причем именно с Тайсоном. Возможно, он понял, что Америка, слишком быстро для самой себя ставшая политкорректной, нуждалась в героях, попиравших политкорректность, а может быть, действовал интуитивно, но, так или иначе, он почувствовал, что стране сейчас нужен не просто Железный Майк, а Бешеный Майк. Ему требовалось,  чтобы Тайсон сыграл себя на полную катушку,  вернувшись к своим корням. И неважно, если после этого он окажется в тюрьме или сумасшедшем доме.

Раньше Д'Амато и его люди делали все что могли, чтобы зверь, сидевший в Тайсоне, был под контролем. Дон Кинг сделал все от него зависящее, чтобы этот зверь сорвался с цепи, потому что именно такого зверя хотела видеть публика.

Результаты работы Кинга начали сказываться очень скоро: Тайсон все чаще срывался на людях, чего за ним раньше не замечалось, и попадал в истории, завершившиеся в конце концов самым печальным образом.

источник: А. Беленький «Бокс. Большие чемпионы»

Категория: Мои статьи | Добавил: mezenczevoleg (2012-05-11)
Просмотров: 11376 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 4.9/38
Всего комментариев: 1
1 KingRing  
Да, KING стал королём промоутеров... и скольких великих боксёров загубил всё тот же KING!!!

Имя *:
Email *:
Код *: